Билет на самолет

03.11.2016

Снова раскрылся занавес

Я много раз играл сумасшедших: с Катаевым, с Крючковым была у нас такая игра для себя, но не всерьез, а для того, чтобы выяснить смешную, эксцентрическую сторону этого дела; на опровержении логики построены все ранние американские комические: на голову человека падает горшок, по логике он должен умереть, а ему хоть бы что. Здесь смешное в алогизме, в нелепости.

Но эксцентриада - обостренная форма искусства, опирающаяся прежде всего на точность. Чаплин - великан эксцентрики - опирал свое искусство именно на точность. В жизни Чаплин, что-то рассказывая, все время иллюстрирует рассказ игрой пальцев и глаз. При этом - будьте уверены - он соблюдает верное соотношение пропорций: он точно знает, сколько времени можно тянуть паузу, сколько раз повторить действие, чтобы было смешно. При этом краткость, лапидарность движений имеют решающее значение. Тогда даже в рассказе, не говоря уже о показе, создается предметная картина будущей сцены. У Губенко же были хаотичные, пестрые движения, и нервозность ничем ему не помогла. Он хлопотал, маялся, что-то инстинктивно выходило, но все-таки Коля напоминал человека, не умеющего плавать: с тройными усилиями пытался удержаться на поверхности воды и все-таки пошел ко дну. Придет время, он поймет, как строить гротеск на техническом расчете, и будет лежать на воде плашмя - вода сама будет держать его. А пока еще рано. В который раз говорю вам: не ходите на кита с мухобойкой, на него с гарпуном ходить надо. Научитесь владеть гарпуном, тогда, пожалуйста. Что мы смотрим дальше? Вы хотите полететь отдохнуть или вам необходимо полететь по работе, то вы можете купить билет, посмотрев на билет на самолет, а также узнать интересной информации, котора вас интересует.

Снова раскрылся занавес. На этот раз на площадке - улица грузинского города. Кобахидзе показывал этюд «Молочник» в собственной постановке.

... На улице частный торговец (его играл Кобахидзе) торговал молоком. К нему подходило много народу: приценивались, досадливо пожимали плечами - очень дорого. В это время на улице появился молочник в форме продавца магазина. Народ хлынул к нему. Где-то загудела автомашина, ожидающая частника. Грозя кулаком покупателям, частник ушел.

- Интересно,- заметил Сергей Аполлинарьевич.- Как набросок, очень любопытно, но противоречиво. Мне нравится в этой работе ее национальный характер. Это верное наблюдение жизни, причем жизни не московской, а своей, национальной.



















К нам пришли

^