Бурение скважин

03.11.2016

Система человеческих отношений

Система человеческих отношений, вскрытая в этом наброске, представляет собой нечто противоположное искусству в самой своей основе. Загадочная дама в драме: дама в оправдание очень несложной истории рыдает и говорит высокопарные слова; муж загадочно благороден; поведение генерала двусмысленно: то ли он друг, то ли кандидат в любовники, но он тоже благороден. Актеры ни черта не понимают в том, что играют, но играют серьезно и пустоту прикрывают загадочностью. Ну прямо великосветская жизнь из дореволюционного кинематографа! Совесть надо иметь художественную!

- Сергей Аполлинарьевич,- защищался Швырев. - Но актерам очень нравились роли... Если вам необходимо осущиствить буреение скважин, тогда посмотрите на бурение скважин и узнайте стоимость.

- Ну еще бы! Актеров хлебом не корми - дай попереживать немного. А здесь они могут рыдать и надрываться с благословения режиссера -как же им упустить такую возможность! И боже ты мой, что они играли!

Склянский играл роль генерала. Я вспоминаю, как совсем недавно Склянский сыграл роль начальника лаборатории в этюде Швырева «В лаборатории ученого». Этюд был слабый, но Склянский, не располагая ни конкретным действием, ни текстом, сумел тогда передать характер истинного начальника. Он передал весомость голоса, интонации, покой, рожденный старшинством мысли. Не надуманная, а настоящая властность - он был истинным начальником. Вопреки общему стилю отсутствия конкретности в этюде, Склянский внес в образ свое личное, верное наблюдение жизни: такие люди - обычно своеобразные, яркие, обаятельные натуры. Им не нужно, как некоторым начальникам, попавшим на должность случайно, раздуваться, как лягушкам, стараясь завоевать авторитет. А потом, глядишь - и лопнула лягушка, от нее только мокрое место осталось. Склянский сумел передать весомость натуры, сыграть характер человека, мыслящего не от хозяина, а от себя, и получилось очень интересно.

В этюде «Новый год» Склянский удостоился чести играть роль генерала, который к тому же разговаривает белыми стихами. Ничего не зная про этого человека,- а откуда ему знать, если сам автор-режиссер ничего про него не знает! - Склянский на ложном пафосе читал монолог: «Я не в обиде, жизнь, за то, что вместе с радостью ты мне реквием даешь!» Поганая литературщина в чистом виде.



















К нам пришли

^