Гвоздодер

12.10.2016

Несоответствие между нараставшими темпами городского строительства и низким уровнем проектно-технического обеспечения строившихся объектов являлось основной причиной, замедлявшей преобразования архитектурного облика Красноярска. Об этом красноречиво свидетельствовала газетная хроника: «Наш гвоздодер за последние два года довольно усиленно застраивается, что доказывается немалым числом новых построек на окраинах города. Даже такой пустырь, как „песчаные бугры, за садом, и те в нынешнем году разобраны по участкам и на них понастроены дома и надворные постройки. Жаль только, что, несмотря на существование у нас городского и иных архитекторов, постройки у нас производятся самого безобразного типа, мало ушедшего от типа допотопных построек. Деревянные дома делаются обыкновенно без фундамента и даже без стоянов, а бревна кладутся непосредственно на землю, отчего все дома у нас отличаются сыростью и холодом. Расположение комнат обыкновенно самое неудобное; о каком бы то ни было комфорте не может быть и речи; даже отхожие места устраиваются на парадном ходе, где эти ходы имеются и т. п. Желательно, чтобы управа построже обращала внимание на планы, составляемые нашим доморощенным архитектором Пр-м, и не утверждала их, если они составлены неудовлетворительно».

Енисей к речному затону. Тем самым на правый берег Енисея могла перейти одна из важных функций города — товаро-перевалочного пункта, а также, по мнению тогдашней городской думы, «через некоторое время, совершенно неожиданно для города, на том берегу может образоваться довольно значительное поселение». С целью помешать реализации проекта министерства Красноярская дума предполагала осуществить свой вариант строительства на левобережье железнодорожной ветки от станции Красноярск, через городской сад, вдоль набережной Енисея, до пароходных пристаней. Однако последовавшие вскоре социальные потрясения в стране изменили многие замыслы.



















К нам пришли

^