Трепанг на меду

19.04.2016

В последние дни войны мне пришлось закрыть торговый дом. Так как пребывание в некоторых квартирах сделалось ненадежным из-за обстрела, несколько жильцов расположилось в торговых помещениях. Но когда это миновало, я вновь открыл магазин вместе с одним опытным старым служащим, проживавшим поблизости. Вскоре после этого пришел офицер, чтобы осмотреть склад. Он спросил меня, что я намерен делать, и когда я объяснил ему, что население могло бы купить у меня очень многое, чтобы хоть кое-как исправить повреждения своих домов и квартир, он посоветовался со своими спутниками и дал согласие: я должен продолжать торговлю, но как следует рационировать товары. В самом скором времени вернулись мой пайщик и некоторые другие сотрудники, так что летом мы смогли довольно хорошо наладить работу. Потом осенью фирма была поставлена под секвестровое управление и даже после денацификации секвестр сохранялся еще несколько лет. Когда мой пайщик и я получили торговый дом обратно, мы ликвидировали фирму. Узнайте трепанг на меду стоимость.

Я рассказал об этом, потому что такому ходу событий суждено было удивительным образом содействовать моему собственному развитию. Вскоре после окончания войны у меня был однажды разговор с одним жившим по соседству знакомым, являвшимся членом КПГ. Я сказал ему, что для меня в моем возрасте нелегко будет снова наладить существование так, чтобы быть в силах заботиться также и о других; ведь я не такой уж ловкий купец. Он почти весело ответил мне: «Мы знаем Вас лучше, чем Вы думаете, и надеемся, что в будущем Вы станете только художником, а не купцом». По его убеждению, мне незачем было больше придерживаться своего старого принципа - зарабатывать деньги буржуазной профессией и между делом заниматься творчеством. Впервые сказали мне такую вещь, прежде меня поздравляли с моим решением проблемы. Но сбыться этому пророчеству предстояло не слишком скоро. Следующие два года я продержался лишь благодаря тому, что моя жена уже в августе 1945 года нашла хороший ангажемент, и, кроме того, я сумел продать некоторые вещи; правда, большей части имущества я лишился, так как поместил его в «безопасное» место. Но в эти два года мне ничего больше не оставалось делать, как свести счеты с самим собой и заняться творчеством. Ибо теперь я ощутил чрезвычайно сильную потребность сочинять музыку.






К нам пришли

^